Развитие школы и становление школьной системы

Просвещение в России, столетия­ми развивавшееся в рамках религи­озного мировоззрения как оппози­ция к педагогике Западной Европы, по крайней мере до эпохи Петра I, к началу XIX в. выходит в целом на путь секуляризации. XIX в. для России ознаменовал­ся вступлением на престол Александра I, провозгласившего в манифесте от 12 марта 1801 г. курс на продолжение начав­шихся ранее просветительских реформ. В декабре того же года был издан закон о праве всех лиц свободного состояния при­обретать недвижимое имущество без крестьян, в 1803 г. — за­кон «О свободных хлебопашцах». В рамках реформирования общественных отношений в 1802 — 1804 гг. была проведена и реформа народного образования.

Манифестом от 8 сентября 1802 г. было образовано Ми­нистерство народного просвещения во главе с графом Пет­ром Васильевичем Завадовским (1739—1812), в 1803 г. опубли­кованы «Предварительные правила народного просвещения», в 1804 г. — «Устав учебных заведений, подведомых универси­тетам» — эти документы и определяли структуру системы образования в I четверти XIX в.

Основными ее звеньями стали приходские и уездные учи­лища, гимназии, университеты. Вся Россия была поделена на 6 учебных округов: Московский, Петербургский, Казанский, Харьковский, Виленский, Дерптский (ныне г. Тарту) — с уни­верситетом во главе каждого из них. Обязанности университе­тов значительно расширились: помимо вьшолнения традици­онных учебно-научных функций, они должны были руково­дить деятельностью гимназий своего округа, а профессора и преподаватели университетов — осуществлять методический и инспекторский контроль. Все звенья народного образования на­ходились в вертикальной зависимости, перед ними в качестве одной из задач ставилась подготовка учащихся к переходу на следующую ступень обучения.

В приходских училищах обучение было рассчитано на 1 год. Содержание занятий здесь составляли Закон Божий чтение, письмо, арифметика, чтение и объяснение книги «Краткое наставление в сельском домоводстве». В уездных училищах срок обучения составлял 2 года. Предписывалось создание по од­ному училищу в уездных и губернских городах. Задача их со­стояла в образовании детей непривилегированных слоев на­селения, а также подготовке к поступлению в гимназию. Пре­подавание в училищах вели два учителя, учебная нагрузка каждого составляла 28 ч в неделю. В содержание обучения входили российская грамматика, в национальных регионах — и грамматика родного языка, всеобщая и русская география, всеобщая и русская история, арифметика, геометрия, физи­ка, естествознание, начальные правила технологии, т.е. оз­накомление с промышленным производством применитель­но к местным условиям, рисование — всего 15 учебных пред­метов.



В гимназии обучение продолжалось 4 года, принимались в нее лишь дети дворян и чиновников. Целью гимназии была подготовка к поступлению в университет. Согласно штатно­му расписанию в гимназии работали 8 учителей с нагрузкой от 16 до 20 часов в неделю. В учебный план входили латинс­кий, немецкий и французский язык, география, история, статистика, логика, нравоучение, курс изящных наук — рус­ская словесность, теория поэзии, эстетика, математический цикл — алгебра, геометрия, тригонометрия, естественно-исторический цикл — минералогия, ботаника, зоология, ос­новы коммерции, технология, рисование. Особенностью со­держания обучения в гимназиях того времени было отсут­ствие в учебном плане Закона Божия и русского языка. Гимназии были, как правило, оснащены дидактическими пособиями, учебниками, в процессе обучения широко ис­пользовались наглядные пособия. Финансирование гимназий осуществлялось за счет государства.

В начале XIX в. в России начали получать распространение идеи европейского Просвещения. Под их влиянием во мно­гих дворянских усадьбах стали создаваться школы для крес­тьянских детей. Так, в 1805 г. в подмосковном имении князя В.В. Измайлова была открыта школа для крестьянских де­тей, где сам князь пытался реализовать в практической педа­гогической деятельности идеи Ж.-Ж, Руссо. Широкую извес­тность приобрела школа для крестьянских детей в усадьбе князя А.А. Ширинского-Шихматова в Смоленской губернии, где сам князь более 30 лет, с 1818 по 1849 г., обучал кресть­янских детей и их родителей.

Школы открывались в усадьбах многих представителей дворянской элиты: известны были школы в усадьбах князя С.Г. Волконского, графа М.Н. Муравьева, причем в отдельных случаях практиковалось совместное обучение барских и крестьянских детей.



В первые пять лет царствования Александра I были созда­ны специальные высшие школы — Московское коммерчес­кое училище, Институт путей сообщения, были восстанов­лены государственные денежные субсидии Российской ака­демии наук, отмененные Павлом I, выделены субсидии Петербургской медико-санитарной академии.

Однако различные внешнеполитические события 1805— 1809 гг., в частности участие в военных действиях против Наполеона, отвлекли внимание Александра I от реформа­торской деятельности в сфере образования. Одновременно все более явно проявлялась оппозиция политике императора определенной части дворянства, ориентировавшейся на иде­алы Французской революции и масонского братства. Это была та часть русского дворянства, о которой известный русский историк В.О. Ключевский писал, что отцы были русскими, которым хотелось стать французами; сыновья же, хотя и были воспитаны французами, хотели стать русскими.

Осознание необходимости иметь в обществе элиту, соответ­ствующую целям и задачам российской политики того времени, привело Александра I к идее создания специального учебно-воспитательного учреждения для детей высшего дворянства. 12 ав­густа 1810 г. Александр I подписал «Постановление о лицее», давшее начало истории знаменитого Царскосельского лицея. Согласно «Постановлению», в Лицей принимались «отличней­шие воспитанники дворянского происхождения» в возрасте от 10 до 12 лет, по 20—50 человек ежегодно. В число требований к поступающим входили: «отличнейшая нравственность», «совер­шенное здоровье», «определенные познания». Особо было ого­ворено, что принимаются наиболее талантливые. Учебный год устанавливался с 1 августа по 1 июня, один месяц — июль — отводился на каникулы. Общий срок обучения составлял шесть лет. Лицей находился под покровительством самого императора и подчинялся непосредственно министру народного просвеще­ния. В своих правах лицей был приравнен к университетам. По окончании его воспитанники получали право поступать на граж­данскую службу с чинами от XIV до X класса и на военную с правами выпускников Пажеского корпуса.

Обучение делилось на два курса, по три года каждый — начальный и окончательный. Содержание начального курса составляли: изучение русского, латинского, французского и немецкого языков; Закон Божий, философия, логика; мате­матические и физические науки: арифметика, начала алгеб­ры, тригонометрии, физики; история российская и всеобшая, география, хронология; риторика, чистописание, ри­сование, фехтование, верховая езда, плавание.

Содержание окончательного курса обучения составляли два цикла предметов — «изящные искусства» и «гимнастические упражнения», а также курсы физических, математи­ческих, исторических наук, словесность. Каждые полгода проводилась проверка знаний лицеистов по всем изучаемым предметам, а по окончании учебного года — экзамен с це­лью перевода из одного класса в другой. Все экзамены и ре­шение о переводе из одного класса в другой принимала кон­ференция профессоров Лицея.

Для размещения Лицея был отведен четырехэтажный фли­гель Царскосельского императорского дворца с особыми по­мещениями под больницу, кухню, квартиры для служащих. Директором лицея был назначен статский советник при госу­дарственной Коллегии иностранных дел, известный русский просветитель Василий Федорович Малиновский (1765—1814).

В июне 1811г. появилось объявление о приеме детей в Ли­цей. После вступительных экзаменов были зачислены 30 чело­век, в том числе А.С. Пушкин, А.А. Дельвиг, В.К. Кюхельбе­кер. 19 октября того же года состоялось официальное откры­тие Лицея. Постановлением от июля 1812 г. было предусмотрено открытие при Лицее Благородного пансиона. Срок пребыва­ния в пансионе устанавливался в 9 лет, принимались дети в возрасте от 8 до 10 лет, плата за обучение должна была со­ставлять 1 тысячу рублей в год, устанавливался достаточно жесткий режим для воспитанников на протяжении всех лет обучения. Благородный пансион при Царскосельском лицее просуществовал до 1829 г., сам Лицей в 1822 г. был передан в ведение военного ведомства, сохранив при этом все особен­ности элитарного закрытого учебного заведения. С 1836 г. из­менилась процедура приема в Лицей: число воспитанников было увеличено, часть из них принималась на казенный счет, часть — за плату. Воспитанники получали право слушать уни­верситетские курсы в соответствии с избранной гражданской специальностью, но теряли при этом право получения военного чина. В конце 1843 г. Царскосельский лицей был пере­именован в Александровский, который в 1844 г. был переве­ден в Санкт-Петербург. За 32 года существования Лицея его окончили 286 человек, большинство которых стали граждан­скими чиновниками, часть — военными.

Позднее появились лицеи в Ярославле — Демидовская гим­назия, созданная в 1803 г. и получившая статус лицея в 1833 г.; в 1817 г. был открыт Ришельевский лицей в Одессе, преоб­разованный в 1865 г. в Новороссийский университет; статус лицея получила и открытая в 1820 г. в г. Нежине Гимназия высших наук князя Безбородко, где учился Н.В. Гоголь.

Существенные изменения в сфере образования были свя­заны с назначением на пост министра просвещения в 1816 г. обер-прокурора Священного синода князя Александра Нико­лаевича Голицына (1773—1844). В 1817 г. Министерство про­свещения было преобразовано в Министерство духовных дел и народного просвещения. Царский манифест об этом пре­образовании требовал, «чтобы христианское благочестие было основанием истинного просвещения». С этой целью при Ми­нистерстве просвещения были созданы Главное управление училищ и Комитет для проверки учебников. Предписывалось изъять из учебников все, «...что может внушить нежелание исполнять обязанности перед семьей и государством, все, что противоречит христианскому учению».

В 1819 г. были изменены учебные планы училищ и гимна­зий, введено чтение Священного писания, изъяты из гим­назических курсов элементы философских знаний, статис­тика, естественное право, эстетика. Особой опале подверг­лись университеты. Первый удар был нанесен Казанскому университету. Вслед за Казанским опале подвергся и Петер­бургский университет. Однако в передовой дворянской среде сохранялось увлечение западноевропейской наукой и куль­турой. Политические события начала XIX в. вызвали живой интерес к французской и немецкой философии.

В начале XIX в. были популярны лекции и сочинения одного из старейших профессоров Московского университета, исто­рика и педагога Харитона Андреевича Чеботарева (1745—1815), строившего свои педагогические рассуждения на основе идей Я.А. Коменского, М.В. Ломоносова, Ж.-Ж. Руссо и др. Широ­кую известность получил трактат Александра Феодосьевича Бе­стужева (1761—1810) «О воспитании военном относительно благородного юношества», в котором была сформулирована программа преобразований в сфере воспитания, целью кото­рого должна была стать подготовка трудолюбивых и полезных обществу граждан, умеющих подчинить личные интересы го­сударственным. В частности, А.Ф. Бестужев был противником телесных наказаний в обучении, поощрял женское образова­ние, ориентированное на «внутреннее украшение разума», а не на внешний блеск.

После восшествия на престол Николая I (1825—1855) внимание государства к вопросам воспитания усилилось. В ма­нифесте о завершении дела декабристов 13 июля 1826 г. Ни­колай I высказал мысль, что главной причиной восстания были недостатки воспитания.

Обеспокоенность общества положением дел в сфере об­разования и просвещения нашла отражение в записке «О на­родном воспитании», поданной А. С. Пушкиным императору Николаю I осенью 1826г. Подвергнув острой критике рас­пространенную в России систему домашнего воспитания, А.С. Пушкин видел выход в обязательном государственном образовании, поскольку домашнее воспитание весьма недо­статочно и безнравственно: ребенок окружен одними холо­пами, видит одни отрицательные примеры, не получает пред­ставления о справедливости, о нормальных отношениях лю­дей, его образование ограничивается изучением двух-трех иностранных языков и начатками отдельных наук, препода­ваемых каким-нибудь наемным учителем.

В 1826 г. царским указом был создан Комитет по устройству учебных заведений, который подготовил новый «Устав гим­назий и училищ, состоящих в ведении университетов», опуб­ликованный в 1828 г. Особенность нового устройства системы образования состояла в том, что каждая ступень образования не имела в виду его преемственности. Согласно новому «Уста­ву» приходские училища должны были обучать мальчиков и девочек самых низших сословий. Содержание обучения в них составляли чтение, письмо, счет, Закон Божий. В уездных учи­лищах обучали детей купцов, ремесленников, мещан и про­чих горожан, не принадлежащих к дворянскому сословию. Срок обучения в них был рассчитан на 3 года. В их учебный план входили Закон Божий, священная история, русский язык, арифметика, геометрия до стереометрии и без доказательств, география, сокращенный курс всеобщей и русской истории, чистописание, черчение, рисование.

В соответствии с новым «Уставом» гимназии становились образовательными учреждениями для детей дворян и выс­шего чиновничества, готовившими для поступления в уни­верситет. По содержанию обучения гимназии стали сугубо гуманитарными, основу содержания обучения составляли русская словесность, логика, латинский, немецкий, фран­цузский, греческий язык, математика, география, история, . статистика.

С начала 60-х гг. XIX в. началась подготовка новой школьной реформы, одним из первых документов которой стало «Положение о женских училищах ведомства министерства на­родного просвещения», утвержденное 10 мая 1860 г. Согласно этому документу устанавливалось два типа женских училищ: училища первого разряда, со сроком обучения 6 лет, и второго разряда, со сроком обучения 3 года. В училищах первого разряда обучали Закону Божьему, русскому языку и словесности, арифметике и началам геометрии, географии, всеобщей и русской истории, естествознанию, физике и рукоделию/В училищах второго разряда содержание обучения ограничивалось Законом Божьим, русским языком, географией, русской историей, ариф­метикой и рукоделием. Дополнительно к обязательным пред­метам в училищах первого разряда предусмотрено было, по желанию учащихся, изучение французского и немецкого язы­ка, рисования, музыки, пения, танцев. Женские училища были внесословными учебными заведениями, дававшими среднее об­разование, но не ставившими задачу подготовки девушек к про­должению образования.

Важным документом реформы стал новый университетс­кий устав, утвержденный 18 июня 1868 г. Согласно этому документу университеты получали некоторую самостоятель­ность: ученые советы университетов приобретали право са­мостоятельно выбирать ректора и проректоров сроком на 4 года, избирать по конкурсу профессоров, создавать на фа­культетах советы и выбирать деканов. Кроме того, был окон­чательно утвержден статус других высших учебных заведе­ний — Петербургского технологического института, Горно­го института, Института путей сообщения, Московского высшего технического училища, Петровско-Разумовской сельскохозяйственной академии в Москве.

В 1864 г. была проведена реформа системы начального и среднего образования: 19 июля 1864 г. вышло «Положение о начальных народных училищах», цель которых усматривалась в утверждении в народе религиозных и нравственных поня­тий и распространении первоначальных полезных знаний. Срок обучения в училищах не был ограничен, как не был ограни­чен и возраст обучающихся.

Содержание обучения было крайне скудным — Закон Бо­жий, чтение, письмо, арифметика, церковное пение. Особо подчеркивалось, что обучение ведется на русском языке. Начальные народные училища были внесословными учеб­ными заведениями, в них допускалось совместное обучение мальчиков и девочек, а обучение было бесплатным. Все свет­ские начальные народные училища передавались в ведение Министерства народного просвещения, духовные — в веде­ние Святейшего синода, высшего органа по делам русской православной церкви.

Особое место в «Положении» отводилось вопросу о лично­сти учителя. Право преподавания в училищах получали как лица духовного звания, так и светские лица. Однако если ду­ховные лица имели право преподавания, не подтверждая свою компетентность и благонадежность никакими документами, то светские лица, согласно §16 «Положения», должны были получить разрешение на преподавание от уездного училищ­ного совета по предоставлении удостоверения в добропоря­дочности и благонадежности. Уездные и губернские училищ­ные советы, согласно этому «Положению», становились орга­нами руководства и контроля за деятельностью училищ на местах. В состав училищного совета входили представитель Министерства народного просвещения, представитель Мини­стерства внутренних дел, представитель духовенства, предста­вители уездного земства, представитель городского самоуп­равления. ^Возглавлял училищный совет председатель, выби­равшийся из числа членов совета. Председателем губернского училищного совета мог быть только архиерей.

19 ноября 1864 г. был утвержден новый «Устав гимназий и прогимназий», согласно которому устанавливались два типа гимназий: классическая и реальная и соответственно им — прогимназии. Прогимназии по своему содержанию обучения соответствовали первым четырем классам гимназий. В их учеб­ный план входили арифметика, Закон Божий, грамматика рус­ского, латинского и греческого языка, природоведение, часто в форме бесед на уроках русского языка. Прогимназии откры­вались чаще всего в маленьких городах и давали возможность подготовиться к поступлению в старшие классы гимназии.

Особенностью классических гимназий было то, что око­ло 40% всего учебного времени отводилось на изучение древ­них языков — латинского и греческого. В них, кроме того, преподавались русский язык, русская литература, отечествен­ная, всемирная и священная история, отечественная и все­общая география, естествознание, математика, физика, кос­мография, черчение и один современный иностранный язык — французский или немецкий. Окончившие классичес­кую гимназию получали право поступления в университет.

Содержание обучения в реальных гимназиях отличалось от классических гимназий в первую очередь отсутствием в учеб­ных планах древних языков, что соответствовало цели этих учебных заведений — подготовке к поступлению в высшие технические и сельскохозяйственные учебные заведения. В ре­альных гимназиях значительно больше времени отводилось на изучение предметов естественного цикла — на 4 ч больше, чем в классических гимназиях; на изучение математики — на 17 ч, на изучение физики — на 9 ч и на изучение космогра­фии — на 6 ч. Обязательным было изучение двух новых ярыков — французского и немецкого. Другие учебные предметы — русский язык, литература, история, география — изучались в том же объеме, что и в классических гимназиях.

В соответствии с новым «Уставом» оба типа гимназий объявлялись внесословными учебными заведениями при раз­дельном обучении мальчиков и девочек. Новым в практике работы гимназий было требование создания учебных биб­лиотек, причем — как для учителей, так и для учеников, — специально оснащенных кабинетов по естествознанию, гео­графии, физике, математике, рисованию. Курс обучения в том и другом типе гимназий был рассчитан на семь лет.

Новыми образовательными учреждениями, появившимися вследствие создания форм местного самоуправления после отмены крепостного права — земств, стали земские школы, значение которых усилилось к концу XIX в. В соответствии с «Положением о земских учреждениях» от 1 января 1864 г. в ведение уездных и губернских земств переходили учрежде­ния, тесно связанные с хозяйствованием, в том числе и учеб­ные заведения. Земства должны были материально поддер­живать начальные школы. Учебно-воспитательная работа в них находилась в ведении училищных советов. Земства полу­чили право поощрять субсидиями и стипендиями деятель­ность средних учебных заведений.

В 1870 г. было издано «Положение о женских гимназиях», согласно которому все женские гимназии стали подразделяться на гимназии ведомства учреждений императрицы Марии Фе­доровны и гимназии Министерства народного просвещения. Учреждались четырехклассные женские прогимназии, обуче­ние в которых соответствовало младшим классам гимназий. Программа обучения для обоих типов гимназий практически ничем не различалась. Новым было создание в женских гим­назиях дополнительного, восьмого педагогического класса.

В 1871 г. был издан новый «Устав гимназий и прогимна­зий», в соответствии с которым название «гимназия» сохра­нялось лишь за классическими гимназиями, реальные гим­назии ликвидировались. Срок обучения был рассчитан на восемь лет, седьмой класс — двухгодичный, кроме того, вво­дился приготовительный класс. По-прежнему право приори­тетного поступления в университеты сохранялось за выпуск­никами гимназий.

Содержание обучения в классических гимназиях осталось традиционным: изучение латинского и греческого языков, причем латинский язык начинали изучать с I класса и изуча­ли в течение всех восьми лет, греческий — с III класса по 5—7 ч в неделю; русский язык изучался с первых классов; в ГУ классе изучали грамматику церковнославянского языка, затем, вплоть до окончания обучения, шло изучение фольк­лора, древней литературы и литературы XVIII, так называемого «золотого века»; курс истории был преобразован в ис­торию царствований. В учебных планах классических гимна­зий были и такие предметы, как математика, с целью разви­тия мышления, физика, изучавшаяся в последних трех клас­сах, география, химия была исключена из учебных планов, естествознание выведено за рамки обязательных учебных предметов и заменено учебным предметом «краткое естествоз­нание», который рассматривался как дополнительный. С це­лью ограничить возможности поступления в гимназии детям недворянского сословия в середине 80-х гг. была повышена плата за обучение, издан циркуляр (1887), предписывавший директорам гимназий и прогимназий ограничить прием де­тей кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников. «Устав» 1871 г. был дополнен в 1872 г. «Уставом реальных училищ», которые стали новым типом учебного заведения, дававшего общее и специальное образование. Весь курс обу­чения был рассчитан на 7 лет. VII класс был дополнительным и имел три отделения: механико-техническое, химико-тех­ническое и общеобразовательное. В свою очередь, Уи VI классы также имели отделения — основное, т.е. общеобразователь­ное, и коммерческое. Такая структура обучения позволяла профессионально ориентировать учащихся, которые сразу после окончания училища могли приступать к практической деятельности.

Содержание обучения в реальных училищах отличалось от гимназического отсутствием в учебном плане древних язы­ков, значительно большим количеством часов, отводимых на изучение математики, физики, химии, естествознания, новых языков. Русский язык, литература, история препода­вались в реальных училищах в тех же объемах, что и в клас­сических гимназиях. Выпускники реальных училищ имели право поступления лишь в высшие технические и сельскохо­зяйственные учебные заведения.

Изменения претерпела и система начального образова­ния. В 1872 г. было издано «Положение», согласно которому преобразовывались уездные училища, на их базе создавались двухклассные начальные училища и городские училища.

Двухклассные начальные училища имели пятилетний срок обучения. Первые три года обучения составлял I класс, со­держание обучения в котором соответствовало содержанию обучения в начальных народных училищах; обучение во II клас­се было рассчитано на два года, в течение которых школьни­ки изучали русский язык, арифметику, наглядную геомет­рию, основы естествознания, физику, географию и отечествен­ную историю. Окончившие двухклассное народное училище имели право поступления лишь на специализированные кур­сы и в учительские семинарии.

Городские училища имели шестилетний курс обучения. Содержание обучения составляли Закон Божий, русский язык и литература, арифметика, алгебра, геометрия, география, история, основы естествознания, рисование, черчение, пе­ние. Для окончивших училища организовывались одно-двух­годичные курсы счетоводов, бухгалтеров, чертежников, учи­телей и т.п.

Самым распространенным типом начальной школы оста­вались церковно-приходские школы, курс обучения в кото­рых был, как правило, рассчитан на два года. Содержание обу­чения в них составляли чтение, письмо, счет и Закон Божий. Следует отметить, что число этих школ к началу XX в. дости­гало половины от всех начальных школ. Преподавание в них чаще всего вели священнослужители, после организации жен­ских епархиальных училищ — учительницы, окончившие эти училища.

Можно по-разному оценивать значение деятельности этих школ. Современники, особенно демократически настроен­ная часть русской интеллигенции, ориентировавшаяся на воспроизведение западных образцов, критиковали деятель­ность этих школ, усматривая в них главным образом сред­ство распространения религиозных предрассудков. Но имен­но эти школы были наиболее доступными формами получе­ния начального образования для крестьянских детей, именно церковно-приходские школы, учителя которых жили одной жизнью с крестьянами, знали их нужды и заботы, пользова­лись наибольшим доверием родителей.

Бурная общественно-педагогическая жизнь 40—60-х гг. сти­мулировала процесс создания специальных учебных заведе­ний, готовящих учителей. Еще в 1861 г. на базе разработанно­го К.Д. Ушинским проекта учительской семинарии на сред­ства земств стали открываться земские учительские семинарии и учительские школы, среди которых наиболее известны Санкт-Петербургская земская учительская школа и Тверс­кая земская учительская школа П.П. Максимовича. В 1870 г. вышло «Положение об учительских семинариях», дополнен­ное в 1875 г. инструкцией. Учащимся семинарий предписыва­лось неуклонно исполнять установления русской православ­ной церкви, посещать богослужения, читать книги религи­озного содержания. В семинарию принимались окончившие двухклассные училища, курс обучения был рассчитан на три года. Семинаристы получали стипендии, при семинариях были открыты общежития. В содержание обучения входили Закон Божий, русский язык и литература, математика, естествоз­нание, физика, география, история, рисование, пение, пе­дагогика, методика начального обучения. При семинариях открывались опытные школы, в которых семинаристы про­ходили практику.


razvitie-sobitij-v-velikobritanii.html
razvitie-socialnih-emocij-v-podrostkovom-vozraste.html
    PR.RU™