Развитие системы глагола в MdE и MnE

Имени Ярослава Мудрого

Л. К. ЧИСТОНОГОВА

РАЗВИТИЕ СИСТЕМЫ

АНГЛИЙСКОГО ГЛАГОЛА

В СРЕДНИЙ

И НОВЫЙ ПЕРИОДЫ

Великий Новгород

Федеральное агентство по образованию

Новгородский государственный университет

имени Ярослава Мудрого

Л. К. ЧИСТОНОГОВА

РАЗВИТИЕ СИСТЕМЫ

АНГЛИЙСКОГО ГЛАГОЛА

В СРЕДНИЙ

И НОВЫЙ ПЕРИОДЫ

Курс лекций

Великий Новгород

ББК 81.2(Англ.)я73 Ч68 Печатается по решению РИС НовГУ

Рецензент

доктор филологических наук, профессор В. В. Иваницкий

Ч68 Чистоногова, Л. К. Развитие системы английского глагола в средний и новый периоды: курс лекций / Л. К. Чистоногова; НовГУ им. Ярослава Мудрого. – Великий Новгород, 2008. – 41 с. Рассматривается эволюция системы глагола (личных и неличных форм) в средний и новый периоды. Предназначено для студентов 2–3 курсов факультета иностранных языков.

ББК 81.2(Англ.)я73

© Новгородский государственный

университет, 2008

© Л. К. Чистоногова, 2008


Развитие системы глагола в MdE и MnE

Как известно, средний период характеризовался значительной перестройкой морфологической системы английского языка. В системе имени эта перестройка идет по линии упрощения, т. е. сокращения числа грамматических категорий, унификации типов склонения и сокращения количества падежей.

В системе глагола не только нельзя говорить об ее упрощении; наоборот, по сравнению с древним периодом наблюдается усложнение глагольной системы за счет развития различных аналитических форм. Другими словами, эволюция системы глагола в этот длительный период (XI–XVIII века) носила сложный характер, в ней происходили два вида процессов:

а) упрощавших глагольную парадигму и

б) значительно усложнявших и обогащавших ее.

К числу первых можно отнести утрату некоторых различий числа и лица, утрату склонения причастий и инфинитива (т. е. неличных форм глагола), а ко вторым – появление новых грамматических категорий (вида, залога, временно́й отнесённости) и рост числа форм внутри существующих с древних веков категорий (будущее объективное и субъективное и аналитические формы сослагательного наклонения). Усложнение коснулось и неличных форм глагола, а именно, инфинитив и причастие приобрели глагольные черты, т. е. категории залога и видо-временны́е, а в позднесредний период появилась еще одна неличная форма глагола – герундий, который позже тоже приобрел глагольные характеристики.



Следует заметить, что в отличие от именной системы, которая в основном приобрела современный вид уже в раннесреднеанглийский период, новые тенденции в развитии системы глагола датируются не только средним, но и ранненовоанглийским периодом. В XVII веке, после смерти Шекспира, многие значительные новации в глагольной системе были еще в полном разгаре, еще в стадии становления.

Начнем наш обзор эволюции английского глагола с упрощающих тенденций.

Strong Verbs in MdE and MnE

Класс Период Инфинитив Прошедшее ед. Прошедшее мн. Причастие II
I MdE risen [ı:] rose [ :] risen [ı] risen [ı]
MnE rise [aı] rose [ou] risen [ı]
II MdE chesen [e:] chees [ε:] chosen [ :] chosen [ :]
MnE choose [u:] chose [ou] chosen [ou]
IIIa) MdE drinken [ı] drank [a] drunken [u] drunken [u]
MnE drink [ı] drank [æ] drunk [/\]
IIIб) MdE finden [ı:] fond [ :] founden [u:] founden [u:]
MnE find [aı] found [au] found [au]
IV MdE beren [ε:] bar beren [ε:] boren [ :]
MnE bear [εə] bore [ :] born [ :]
V MdE speken [ε:] spak [a] speken [ε:] spoken [ :]
MnE speak [ı:] spoke [ou] spoken [ou]
VI MdE shaken [a:] shook [o:] shook [o:] shaken [a:]
MnE shake [eı] shook [u: > u 18 век] shaken [eı]
VII MdE knowen [ou] knew [eu] knewen [eu] knew [eu]
MnE know [ou] knew [ju:] known [ou]

В результате утраты безударных окончаний в MnE имеем такую картину: когда конечное -nотпадало в формах инфинитива и прошедшего, оно сохранялось в форме причастия II некоторых глаголов, не имевших носового звука в инфинитиве, тем самым различая формы инфинитива и причастия II (во всех бывших классах сильных глаголов, кроме третьего!). Ср. write – written; rise – risen; speak – spoken; shake – shaken; know – known; wear – worn; bear – born, но sing – sung; ring – rung; swim – swum; grind – ground; find – found.

Дошедшие до нашего времени старые формы причастия II с -enstricken и drunken стали прилагательными: panic – striken; a drunken man, driving, brawl, rage, stupor (только перед существительным).



Рассмотрим теперь чередование корневого гласного по аблауту в основах сильных глаголов. Вследствие фонетических изменений, произошедших за эти века, оно стало менее последовательным и регулярным, чем было в англосаксонском. Так, благодаря удлинению узких гласных перед гоморганной группой согласных -nd, -mb, глаголы 3б) класса имели теперь в инфинитиве долгий гласный [ı:] подобно глаголам 1 класса (fīnden, clīmben, wīnden), в то время как глаголы 3а) класса сохранили в корне краткий гласный (drinken, swimmen, singen, winnen). С другой стороны, одинаковый долгий гласный в основе презенса (fīnden и rīsen) соответствовал разным гласным в формах претерита множественного и причастия II: foúnden, woúnden 3 кл., но rısen, wrıtten 1 кл.

Во многих формах причастия II с гласными [a, o] произошло удлинение их в открытом слоге (см. классы 2, 4, 5, 6): shāken, tāken, chōsen, spōken, bōren, tōren; в то же время в других классах узкий гласный [ı] оставался без изменения и в открытом слоге причастия II: risen, driven, striven, ridden.

Позднее, когда прошёл Великий сдвиг гласных и вокализация плавного [r], корневые гласные в сильных глаголах разошлись ещё больше.

Чрезвычайно важным моментом в распаде древней системы сильных глаголов стала утрата одной из двух основ претерита, в чём решающую роль сыграл закон аналогии. Как мы помним, уже в древности различение четырёх основ с разными гласными в корне поддерживалось далеко не во всех классах
[11, с. 30]. Частичная унификация огласовки в формах претерита уже существовала в 6 и 7 классах, где гласный был всегда одинаков в обеих формах: fōr и fōron; swōr и swōron; cnēow и cnēowon; fēoll и fēollon.

В средний период всё больше и больше сильных глаголов теряли различительные признаки основ, что привело в конечном итоге к а) выравниванию основ по аналогии, а затем и к б) сокращению количества основных форм, на границе среднего и нового периода в истории английского языка, с четырёх до трёх. Ведь подавляющее большинство английских глаголов были слабыми и имели единую основу для всех форм прошедшего, что не могло не отразиться определённым образом на сильных формах, что и происходило в разных классах и разных диалектах в Late MdE. В северных диалектах гласный претерита единственного числа вытеснял гласный формы множественного числа; в южных и юго-западных диалектах гласный претерита единственного числа часто замещался гласным из претерита множественного числа или причастия II, особенно если третья и четвёртая формы имели ту же огласовку. Современные литературные wrote, rose, rode по происхождению есть прошедшее время единственного числа глаголов 1 класса; found, bound, ground – прошедшее время множественного числа глаголов 3б) класса; drank, swam, sang – прошедшее время единственного числа глаголов 3а) класса.

Начиная с XV века, тенденция к сокращению количества основ получает ещё больший размах и бóльшую популярность.

Помимо выравнивания форм претерита, унификация у сильных глаголов выражается и во взаимовлиянии классов между собой. Как известно, 4 и 5 классы в древний период отличались только гласным причастия II; в средний период несколько глаголов 5 класса присоединяются к 4 классу, с огласовкой [ :] в причастии II – geten – gōten; trēden – trōden; wēven – wōven; spēken – spōken.

Глаголы 6 класса drawen и slēn имели формы претерита drōw-drōwen и slōw – slōwen, а в 7 классе глаголы knōwen и blōwen имели претеритальные формы knēw и blēw, поэтому у глаголов drawen и slēn по аналогии возникли параллельные формы drew и slew, впоследствии вытеснившие старые формы претерита.

Таким образом, наряду с процессом объединения форм прошедшего времени, идёт процесс смешения классов сильных глаголов.

Помимо выравнивания корневого гласного, в этот исторический период унифицируются и согласные в основах сильных глаголов; другими словами, благодаря действию аналогии, сильные глаголы утрачивают «грамматическое чередование согласных по закону Вернера». Грамматическое чередование согласных было устранено довольно рано, при этом в большинстве случаев согласный первых двух форм вытесняет согласный двух других, т. е. согласный претерита множественного числа и причастия II. Сначала отмирало чередование [ð – d], а потом уже и ротацизм [s – r]:

OE cweÞan – cwæÞ – cwǽdon – cweden OE cēosan – cēas– curon–- coren

MdE quethen – quoth – quethen – quethen MdE chēsen – chēs – chōsen – chōsen

Начиная с XV века, выходило из употребления и чередование глухих и звонких конечных согласных в формах претерита и причастия II; выравнивание это было в пользу звонкого согласного:

MdE drōf – driven => MnE drove – driven

MdE gāf – given => MnE gave – given

До наших дней дошли лишь единичные формы с чередованием согласных: was, were; to lose – lost, но forlorn; to clothe – clad (последнее постепенно превращается в прилагательное, например, snow-clad, scantily clad, warmly clad).

Объединение двух форм претерита в одну имело важные последствия для грамматики английского языка: в форме прошедшего времени совершенно утрачено спряжение, т. е. утрачены категории лица и числа.

Слабые глаголы

Эволюция слабых глаголов в средний и ранненовоанглийский период проходила по пути унификации и бóльшей регулярности. Древние слабые глаголы 3 класса были немногочисленными и уже тогда часто подвергались воздействию глаголов первых двух классов. В средний период они либо присоединялись к глаголам 1 и 2 классов, либо стали нерегулярными. Формы libben, seggen, habben были постепенно вытеснены формами liven, seien, haven, образованными по аналогии с формами прошедшего времени: lifde, sayde, hafde.

В MdE ещё можно различить два класса слабых глаголов, которые частично перестроились, перегруппировались по линии унификации. В северных и центральных диалектах глаголы 1 класса, имевшие звук [ı] в форме инфинитива – styrian, nerian (после краткого корневого гласного + r), и глаголы 2 класса на
-ian (lufian, macian), в этот период утратили звук [ı], и получились формы stiren, loven, maken. В южных диалектах окончание инфинитива часто выступает в форме -i: lovi, maki, stiri.

Глаголы 2 класса, имевшие в OE окончания -ode, -оd во второй и третьей формах, ослабили эти окончания до -ede, -ed: lookede, looked так же, как и глаголы 1 класса с кратким гласным в корне stirede, stired, утратив таким образом свои отличительные свойства. Бывшие слабые глаголы 1 и 2 класса в средний период почти не отличались друг от друга, за исключением неправильных OE глаголов 1 класса [11, с. 35]. Ядром создания основной модели стандартных глаголов явился прежний 2 класс слабых глаголов. Многочисленные заимствования из французского оформлялись именно по этой модели, что свидетельствует о её высокой продуктивности.

Единственное изменение, которому подверглась группа стандартных глаголов, это выпадение (синкопа) защищённого нейтрального [ə] перед дентальными: looked, loved, bathed, smoked. Это выпадение в XVIII веке нередко обозначалось апострофом: lov`d, arrive`d, smok`d. Против него резко возражал Джонатан Свифт, считавший его вульгарным. Однако синкопированные формы, как известно, закрепились, на письме апостроф исчез, сохранилась буква е.

ОЕ глаголы 1 класса с долгим корнем (с долгим гласным или кратким гласным плюс два согласных) типа dēman, fremman получили окончание -de (без гласного перед дентальным) в форме претерита и окончание -ed в причастии II: herde, hered; demde,demed. К XV веку конечное -е редуцировалось, а когда произошла синкопа защищённого -е в группе правильных глаголов, этот подтип окончательно совпал с регулярными глаголами. Слабые глаголы с дентальным звуком на исходе слова сохраняли [ı] в суффиксе: wanted, landed, loaded.

В XIV веке, т. е. в Late MdE, в слабых глаголах, оканчивающихся на [l, n, f, v, s], а также на группу «носовой плюс d», суффикс прошедшего времени и причастия II оглушился, так что мы имеем в них окончания [lt, nt, ft, vt, st, nt]: spillen – spilte, spilt; lēnen – lente, lent; bilden – bilte, built; fēlen – felte, felt; senden – sente, sent; benden – bente, bent; lōsen – loste, lost; lēven – lefte, left; gilden – gilte, gilt; renden – rente, rent.

В слабых глаголах с основой на -nd, -ld глухой смычный [t] стал графическим маркером форм претерита и причастия II, который помогал различить формы инфинитива и претерита с причастием, как в современном языке: to send – sent; to bend – bent; to spend – spent; to wend – went.

Помимо оглушения дентального суффикса, в некоторых бывших слабых глаголах следует отметить также дальнейшие изменения корневого гласного в формах инфинитива, с одной стороны, и двух других основных формах, с другой. Многочисленные количественные и качественные изменения гласных, имевшие место в средний и ранненовоанглийский период, существенно отразились на их морфологии.

Например: MdE инфинитивы lōsen, lēven, fēlen, kēpen, mēten, slēpen, wēpen, swēpen имели долгий гласный, который по Великому сдвигу гласных стал более узким и закрытым, в то время как в формах прошедшего и причастия II этот долгий гласный сократился перед группой негоморганных согласных и не подвергся воздействию сдвига: lost, left, felt, kept, met, slept, wept, swept, crept и т. д. Другими словами, эти глаголы стали в современном языке нерегулярными, нестандартными, как и бывшие слабые глаголы с кратким гласным в корне и дентальным смычным [d, t] на исходе корня: to set, to put, to cut, to shut, to bet, to hit, to cast. Эти глаголы не имели ничего общего с сильными, у них никогда не было чередования корневого гласного по аблауту, они есть результат чисто фонетических изменений.

Напомним, что в Late MdE нейтральный гласный [ə] в конечном слоге стал очень нестабильным и вскоре был полностью утрачен. Этот сугубо фонетический процесс имел далеко идущие последствия для грамматики английского глагола. С утратой конечного [ə] в претерите исчезли не только различия между классами слабых глаголов, но также различия между их второй и третьей формами. Поэтому в современном английском языке в правильных регулярных глаголах различаются только две формы – инфинитив и формы с дентальным суффиксом.

Как можно видеть, древнее деление глаголов на сильные и слабые не вполне соответствует современному делению на регулярные (стандартные, правильные) и нерегулярные (нестандартные, неправильные). И в тех, и в других обнаруживаются глаголы разного происхождения, разной генетики и структуры. И хотя нестандартные глаголы (их около двухсот) во много раз количественно уступают стандартным, они составляют важную часть языка. Большинство из них принадлежат к основному слою лексики, обладают высокой частотностью употребления и широко используются во фразеологических выражениях. Их значимость для грамматической системы английского языка заключается в том, что многие из этих глаголов сохранили различия между тремя основными формами, что позволяет современным грамматистам различать три основы во всех английских глаголах, несмотря на формальное совпадение претерита и причастия II.

Контрольные вопросы

1. Какие тенденции развития просматриваются в системе глагола в MdE? Чем отличаются эволюции именной и глагольной систем?

2. Какие факторы определяют упрощение глагольной парадигмы в этот период?

3. Какие количественные и качественные изменения гласных способствовали смешению классов сильных и слабых глаголов?

4. Сколько основных форм глагола различаются в современном английском языке и почему?

5. Совпадают ли древние сильные и слабые глаголы с современными регулярными и нерегулярными? Если нет, то почему?

Развитие аналитических форм

Одной из наиболее характерных черт MnE является наличие аналитических форм глагола, и дальнейшее развитие глагольной системы после древнего периода идет по пути обогащения новыми аналитическими формами и новыми грамматическими категориями, которые имели аналитические способы выражения. Что такое вообще аналитическая форма?

Аналитические формы обладают рядом признаков, отличающих их от других языковых единиц – неаналитических грамматических форм, свободных словосочетаний, фразеологических единиц и других. Таких признаков у аналитических форм глагола шесть:

1) аналитическая форма состоит из двух или более раздельнооформленных единиц – вспомогательного глагола (иногда двух-трех глаголов) и неличной формы смыслового глагола: has come; is speaking; was taken; will be doing; was being carried out; could have been born и т. д.;

2) между членами глагольной аналитической формы нет грамматической связи;

3) вспомогательный глагол обладает максимальной синтаксической валентностью, т. е. он сочетается со всеми или почти со всеми единицами данного класса: will/shall+do; have+done; be+doing; be+done; have been+doing и т. д.;

4) вспомогательный глагол почти полностью лишён лексического значения, он передаёт только грамматические значения времени, числа и лица; другими словами, он лексически опустошён, но грамматически маркирован;

5) вторая часть аналитической формы (инфинитив или причастие) является носителем лексического значения, присущего данной форме глагола; см. примеры выше: пришел, разговаривает, был схвачен, сделает, выполнялся, мог бы родиться;

6) обе части аналитической формы – спрягаемая (вспомогательный глагол) и неизменяемая (неличная форма) – в совокупности передают грамматическое значение вида, времени и залога.

Аналитическая форма глагола функционирует как одно целое, будучи грамматической формой одного слова; она выполняет одну синтаксическую функцию какого-либо члена предложения, чаще – простого глагольного сказуемого; ее компоненты, как правило, контактно расположены. Однако исторически аналитические формы глагола появились из свободных сочетаний слов, глагольных фраз, где каждое слово имело свое лексическое и грамматическое значение. Превращение свободных словосочетаний в глагольные аналитические формы знаменовало изменения в их взаимоотношениях,функциях и значениях. Эти процессы относятся частично к синтаксису, а частично к морфологии, ибо исторически они свидетельствуют о переходе с синтаксического уровня языка на лексико-морфологический.

Как известно, в древнеанглийском языке имелись глагольные фразы, составленные из финитного (личного) глагола «habban, bēōn, wesan, weorðan» и неличной формы глагола, которые очень постепенно развивались в аналитические формы, но их окончательное утверждение в языке в качестве аналитических форм глагола и их включение в глагольную систему датируется более поздним историческим периодом – среднеанглийским, а некоторых форм – даже ранненовоанглийским. Они стали регулярно противопоставляться другим наборам форм, начали выражать единообразное грамматическое значение и превратились в полноправную часть глагольной системы. Многочисленные новые аналитические формы стали образовываться по аналогии, по образу и подобию тех форм, которые возникли из ОЕ свободных глагольных фраз.


Становление герундия

Из всех неличных форм глагола позже всего сложился герундий. Его возникновение в науке прослеживается к трём источникам:

1) OE отглагольному существительному (verbal noun);

2) OE причастию I и

3) OE инфинитиву, который тоже был своего рода отглагольным существительным.

В англосаксонском языке отглагольные существительные образовывались от глаголов с помощью суффиксов -ung и -ing, связанных между собою чередованием по аблауту. Суффиксы распределялись в количественном отношении неравномерно: с помощью суффикса -ing строились verbal nouns от слабых глаголов I класса, а с помощью суффикса -ung от сильных глаголов и слабых глаголов II класса:

слб. II getimbrian «построить» – getimbrung «строительство»;

слб. II weorÞian «чтить» – weorÞung «почитание»;

слб. I fēdan «кормить» – fēding «кормление»;

слн. II būgan «сгибать» – būgung «сгибание».

Эти существительные обладали типичной для имени сочетаемостью: они определялись местоимением, прилагательным или существительным в родительном падеже и сочетались с предлогом:

Ælc blēstung is of Gode and wyrigung of dēofle «каждое благословение – от Бога, а проклятие – от дьявола».

В MdE из двух суффиксов отглагольного существительного сохранился один -ing. По аналогии с ним, начиная с середины XIII века, все диалектные формы причастия I тоже получают одинаковое оформление – суффикс -ing. Исследователи указывают две причины, способствовавшие смешению форм причастия I и verbal noun:

1) фонетическая – в силу неустойчивости артикуляции сонорного, входившего в оба суффикса. Этот звук мог легко получать как переднеязычную [n], так и заднеязычную артикуляцию [ŋ]. В результате встречаются в этот период три варианта написания одного и того же причастия I и отглагольного существительного: drynkynd, drynkyng, drynkin;

2) синтаксическая. Обе -ing-формы выступали в некоторых синтаксических функциях параллельно, а именно:

а) в функции предикативного члена: He was singinge al the day «поющий» (причастие I); Hy bieth ine waytinge vor ous «в ожидании» (verbal noun).

б) в функции обстоятельства (эта функция появилась у причастия I в средний период): She lay slepende (причастие I); Moyses that night in slepyng lay (verbal noun).

Возникшая омонимия форм причастия I и отглагольного существительного, а с конца MdE и герундия снимается лишь синтаксическим путём, т. е. особой сочетаемостью и разграничением синтаксических функций.

В средний период начинается процесс вербализации отглагольного существительного, и начало этого процесса связано с изменением управления. В OE отглагольное имя управляло другим существительным в родительном падеже, которое выступало по отношению к нему в качестве определения: sēo fēding Þāra scēapa (gen. Pl.) «кормление овец», в то время как инфинитив и личная форма глагола принимали прямое дополнение в винительном падеже: fēdan Þā scēap (acc. Pl.) «кормить овец».

Благодаря внешнему совпадению формы стало возможно для отглагольного имени управлять прямым дополнением и определяться обстоятельствами. Именно этот первый этап вербализации бывшего verbal noun превратил его в особую глагольную форму, обладавшую, как и другие неличные формы, именными и глагольными чертами. Самые ранние примеры герундия – с прямым дополнением – относятся к XII веку: withouten merciaskynge «не прося милости»; be goodexampil geving «подавая хороший пример».

В этих примерах -ing-формы являются уже герундием, так как обладают типичной для глагола сочетаемостью с прямым дополнением (merci, good exampil).

Однако, наряду с таким употреблением, в течение среднего и даже ранненовоанглийского периода характерно употребление после герундия существительного или местоимения с предлогом of, т. е. в оформлении, характерном для отглагольного существительного: in excusingeof me, in stoppingeof the noyse. Здесь только отсутствие артикля, который со среднего периода становится маркером существительного, говорит о том, что excusinge и stoppinge – это формы герундия.

Таким образом, утрата артикля и чисто глагольная характеристика – наличие прямого дополнения – превратили бывшее отглагольное существительное в герундий, но ещё очень долго, даже в Early MnE, ing-формы различаются недостаточно чётко. Приводимые ниже примеры из Чосера и Шекспира наглядно иллюстрируют мучительный процесс кристаллизации новой неличной формы:

I slough Samson in schakyng the piler

than schal we all have ynogh to done in lifting up his hevy cors

Your highness curbs me from giving reins and spurs to my free speech

The best ward of my honour is rewarding my dependents

leave wringingof your hands; so find we profit by losingof out prayers.

В эпоху Шекспира встречаются четыре возможных способа употребления формы на -ing: losing of the day; the losing of the day; losing the day; the losing the day.

Первое и последнее словосочетания представляют собой смешанные способы употребления, второе и третье – чётко разграниченные. Лишь к концу XVIII века происходит окончательное разграничение их по сочетаемости: losing the day – герундий (так как отсутствует артикль и управляет прямым дополнением); the losing of the day – verbal noun (наличие артикля и предложного определения).

К концу среднего периода герундий приобретает способность определяться наречием, как и все другие глагольные формы; при этом сочетаемость с прилагательным, характерная для именных форм, становится для него невозможной: Swich cursyngewrongfully retorneth again to hym that curseth «несправедливое проклятие»; He proposed our immediately drinking a bottle together. Nothing distinguishes great men from inferior men more than their always knowing the ways things are going.

В Early MnE происходит дальнейшая «глаголизация» герундия, что проявляется в интенсивном развитии его аналитических форм (видо-временных и залоговых). Пассив герундия очень редко встречается в XVI веке, и даже в
XVII веке активная форма герундия часто выступает в пассивном значении: It goes down without chewing; go, and make haste, sir, lest your reward be lost for want of looking to.

В течение XVII века пассивный герундий получает возможность употребляться с собственным субъектом действия, выраженным одушевлённым существительным в притяжательном падеже: We had much of the discourse concerning Lady Thannets being poisoned; I had not heard of duke Roberts being taken.

В этот же период начинают развиваться и видо-временные, т. е. перфектные формы герундия: `twill weep for having wearied you; To let him spend his time no more at home, Which would be great impeachment to his age In having known no travel in his youth (Shakespeare); This man, after having been long buffeted by adversity, went abroad. (Smollett, XVIII век).

В эпоху литературного Ренессанса другие неличные формы глагола, инфинитив и причастие, уже имели полный набор сложных аналитических форм, и этот формальный образец, заданный ими, повторился в новых формах герундия. Герундий до сих пор обладает как именными, так и глагольными чертами, т. е. он имеет формы залога и временной отнесённости, он может определяться притяжательным местоимением или существительным в притяжательном падеже, он способен иметь прямое дополнение и выполнять синтаксические функции имени.

Контрольные вопросы и задания

1. В чём выражается усложнение системы глагола в эти столетия с
XIII века?

2. Сравните древние глагольные фразы и аналитические формы глагола. Какие лексико-морфологические изменения претерпевают первые при превращении во вторые?

3. Какие новые грамматические категории развились в глагольной системе?

4. Проследите становление каждой новой категории глагола. Обратите особое внимание на постепенность их окончательного оформления.

5. Как эволюционировали в этот период неличные формы глагола?

6. В чём проявляется двойственная природа неличных форм в современном английском языке?

7. Как и из каких источников появился герундий?


Литература

1. Алексеева, Л. С. Древнеанглийский язык / Л. С. Алексеева. М., 1971.

2. Аракин, В. Д. История английского языка / В. Д. Аракин. М., 1985.

3. Введение в германскую филологию. М., 1980.

4. Иванова, И. П. История английского языка / И. П. Иванова, Л. П. Чахоян. М., 1976.

5. Иванова, И. П. Практикум по истории английского языка / И. П. Иванова, Т. М. Беляева, Л. П. Чахоян. М., 1985.

6. Иванова, И. П. История английского языка / И. П. Иванова, Л. П. Чахоян, Т. М. Беляева. СПб., 2006.

7. Ильиш, Б. А. История английского языка / Б. А.Ильиш. Л., 1973.

8. Расторгуева, Т. А. История английского языка / Т. А. Расторгуева. М., 1983.

9. Смирницкий, А. И. Древнеанглийский язык / А. И. Смирницкий. М., 1955.

10. Хлебникова, И. Б. Введение в германскую филологию и историю английского языка / И. Б. Хлебникова. Калинин, 1975.

11. Чистоногова, Л. К. Особенности грамматического строя древнеанглийского языка / Л. К.Чистоногова; НовГУ им. Ярослава Мудрого. В. Новгород, 2005.

12. Ярцева, В. Н. Историческая морфология английского языка / В. Н. Ярцева.М.; Л., 1960.


Содержание

Развитие системы глагола в MdE и MnE........................................................ 3

Упрощение парадигмы спряжения........................................................... 3

Изменения в морфологических классах глаголов в MdE и Early MnE... 6

Сильные глаголы Strong Verbs in MdE and MnE..................................... 8

Слабые глаголы....................................................................................... 11

Контрольные вопросы............................................................................. 13

Усложнение глагольной системы в MdE и MnE.......................................... 13

Развитие аналитических форм................................................................. 13

Развитие аналитических форм будущего времени................................. 15

Развитие аналитических форм перфекта. Категория временнóй

отнесенности............................................................................................. 17

Развитие аналитических форм пассива. Категория залога.................... 21

Развитие длительных форм. Категория вида......................................... 25

Развитие аналитических форм сослагательного наклонения................. 28

Эволюция неличных форм глагола.............................................................. 32

Упрощающие тенденции в системе неличных форм.............................. 32

Усложнение системы неличных форм глагола....................................... 34

Становление герундия............................................................................. 36

Контрольные вопросы и задания ........................................................... 39

Литература..................................................................................................... 40



Учебное издание

Чистоногова

Леонора Кузьминична

РАЗВИТИЕ СИСТЕМЫ

АНГЛИЙСКОГО ГЛАГОЛА

В СРЕДНИЙ

И НОВЫЙ ПЕРИОДЫ

Курс лекций

Редактор В. Г. Павлов

Компьютерная верстка И. В. Люля


Изд. лиц. ЛР № 020815 от 21.09.98.

Подписано в печать 29.04.2008. Бумага офсетная. Формат 60´84 1/16.

Гарнитура Times New Roman. Печать офсетная.

Усл. печ. л. 2,3. Уч.-изд. л. 2,6. Тираж 200 экз. Заказ №

Издательско-полиграфический центр

Новгородского государственного университета им. Ярослава Мудрого.

173003, Великий Новгород, ул. Б. Санкт-Петербургская, 41.

Отпечатано в ИПЦ НовГУ им. Ярослава Мудрого.

173003, Великий Новгород, ул. Б. Санкт-Петербургская, 41.

Имени Ярослава Мудрого

Л. К. ЧИСТОНОГОВА

РАЗВИТИЕ СИСТЕМЫ

АНГЛИЙСКОГО ГЛАГОЛА

В СРЕДНИЙ

И НОВЫЙ ПЕРИОДЫ

Великий Новгород

Федеральное агентство по образованию

Новгородский государственный университет

имени Ярослава Мудрого

Л. К. ЧИСТОНОГОВА

РАЗВИТИЕ СИСТЕМЫ

АНГЛИЙСКОГО ГЛАГОЛА

В СРЕДНИЙ

И НОВЫЙ ПЕРИОДЫ

Курс лекций

Великий Новгород

ББК 81.2(Англ.)я73 Ч68 Печатается по решению РИС НовГУ

Рецензент

доктор филологических наук, профессор В. В. Иваницкий

Ч68 Чистоногова, Л. К. Развитие системы английского глагола в средний и новый периоды: курс лекций / Л. К. Чистоногова; НовГУ им. Ярослава Мудрого. – Великий Новгород, 2008. – 41 с. Рассматривается эволюция системы глагола (личных и неличных форм) в средний и новый периоды. Предназначено для студентов 2–3 курсов факультета иностранных языков.

ББК 81.2(Англ.)я73

© Новгородский государственный

университет, 2008

© Л. К. Чистоногова, 2008


Развитие системы глагола в MdE и MnE

Как известно, средний период характеризовался значительной перестройкой морфологической системы английского языка. В системе имени эта перестройка идет по линии упрощения, т. е. сокращения числа грамматических категорий, унификации типов склонения и сокращения количества падежей.

В системе глагола не только нельзя говорить об ее упрощении; наоборот, по сравнению с древним периодом наблюдается усложнение глагольной системы за счет развития различных аналитических форм. Другими словами, эволюция системы глагола в этот длительный период (XI–XVIII века) носила сложный характер, в ней происходили два вида процессов:

а) упрощавших глагольную парадигму и


razvitie-spinnogo-mozga-poroki-razvitiya.html
razvitie-sportivnoj-napravlennosti-v-sisteme-fizicheskogo-vospitaniya.html
    PR.RU™