Развитие юридической психологии

Исторически первоначально осуществлялось как развитие правовой психологии – правового мировоззрения.

Основы теоретического осмысливания сущности права и правосознания были заложены выдающимися древнегреческими философами. Уже тогда эффективность закона связывалась с естественными (психологическими) законами поведения людей (Демокрит, Сократ, Платон, Аристотель).

В XVIII в. прогрессивные мыслители и общественные деятели (Кант, Руссо, Вольтер, Дидро, Монтескье и др.) формируют современную концепцию либерализма и правового государства. Возрождается человеческая направленность правового мировоззрения.

В XVIII–XIX вв. на основе новой правовой идеологии зарождается специализированная отрасль психолого-юридических знаний – криминальная, а затем и более широкая – судебная психология.

Во второй половине XIX в. зарождается антропологическая школа права, повышается интерес юристов к «человеческому фактору».

В конце XIX в. в связи с формированием криминалистики и криминологии интенсивно формируется судебная, а затем и юридическая психология. Французский психолог Э. Клапаред в начале ХХ в. ввел термин «юридическая психология». Основоположник криминалистики Г. Гросс рассматривал судебную психологию как прикладную отрасль общей психологии.

А. Хельвинг разрабатывает психологию допрашивающего (полицейского, судьи, эксперта) и допрашиваемого (обвиняемого, потерпевшего, свидетеля), а также психологическую технику допроса.

В первой половине ХХ в. под влиянием психоаналитической теории З. Фрейда судебные психологи стали предпринимать попытки проникновения в подсознательную сферу преступников, раскрытия глубинных личностных образований (Ф. Александер, Г. Штауб, А. Адлер, В. Бромберг и др.).

В первой половине ХХ в. судебная (уголовная) психология особенно интенсивно развивалась в Германии (Ф. Лист, М. Липман и др.). В немецкой судебной психологии и криминологии утвердились психопатологическое и биологическое направления.

В США юридическая психология традиционно тесно связана с криминалистикой. В пенитенциарной психологии интенсивно разрабатывается методика обучения социально-конформистскому поведению.

В Италии судебная психология традиционно ориентирована на клиническое направление, во Франции – на социально-психологическое и социологическое направления. В Бельгии и во Франции функционируют центры изучения подростковой преступности. Исследование преступности в Японии ориентировано в основном на психиатрию.



В России уже в первой половине XIX в. предпринимались попытки обоснования отдельных уголовно-правовых позиций психологическими знаниями; в 1806–1812 гг. в Московском университете читался курс «Уголовной психологии».

В 1874 г. психиатр А.А. Фрезе публикует первую монографию по судебной психологии – «Очерки судебной психологии». В 1877 г. юрист Л.Е. Владимиров отмечает, что социальные причины преступности скрываются в индивидуальных характерах, изучение которых обязательно для юристов.

В конце XIX в. в связи с развитием экспериментальной психологии судебная психология постепенно оформляется в самостоятельную науку (Д.А. Дриль).

В 80-х гг. XIX в. в науке зазвучали имена выдающихся русских психиатров и психологов – В.М. Бехтерева, С.С. Корсакова и В.П. Сербского, разработавших конкретные судебно-психологические проблемы и ряд плодотворных концепций, пограничных между психиатрией и судебной психологией. В это же время к вопросам криминальной психологии обращаются и профессиональные психологи – Н.Я. Грот, А.В. Завадский, А.Ф. Лазурский.

В конце XIX и начале ХХ вв. происходят кардинальные изменения в правопонимании и правосознании российского общества. Развивается социологический подход к сущности права (Б.Н. Чичерин, С.А Муромцев, П.И. Новгородцев, М.М. Ковалевский, К.Д. Кавелин, П.А. Сорокин и др.). Формируется психологическая школа права, родоначальником которой стал юрист и социолог Л.И. Петражицкий. Он полагал, что науки о праве и государстве должны базироваться на анализе психических явлений, подменив социальную обусловленность психологической. Идеи Петражицкого оказали значительное влияние на развитие судебной психологии в начале ХХ в.

В 1902–1903 гг. выходят двухтомное исследование Г.С. Фельдштейна «Психологические основы учения о виновности», учебник М.Н. Гернета «Уголовное право» (1913 г.) с параграфами «Психология преступника» и «Психология заключенного».



В 1907 г. по инициативе В.М. Бехтерева и Д.А. Дриля был создан научно-учебный Психоневрологический институт, в программу которого входила и разработка курса «Судебной психологии». А в 1909 г. в рамках Психоневрологического института был создан Криминологический институт.

В первые годы после революции началось широкое изучение психологии различных групп преступников, психологических предпосылок преступности, психологии отдельных участников судопроизводства, проблем судебно-психологической экспертизы, психологии исправления правонарушителей.

В 1923 г. на I Всероссийском съезде по психоневрологии работала секция криминальной психологии (под руководством криминалиста С.В. Познышева). Во многих городах были организованы криминально-психологические кабинеты и кабинеты научно-судебной экспертизы, в составе которых были секции криминалистической психологии, которые исследовали психологию преступника и преступления.

В 1925 г. в Москве был создан Государственный институт по изучению преступности и преступника. Вышли в свет работы К. Сотони, С.В. Поз­нышева, А.Р. Лурии, А.Е. Брусиловского. Были осуществлены массовые психологические обследования различных групп преступников – убийц, хулиганов, сексуальных правонарушителей и др. Исследовались проблемы исправительной психологии.

В 1930 г. состоялся I съезд по изучению поведения человека, на котором работала секция судебной психологии. На секции были заслушаны и обсуждены доклады А.С. Тагера «Об итогах и перспективах изучения судебной психологии» и А.Е. Брусиловского «Основные проблемы психологии подсудимого в уголовном процессе».

В начале 30-х гг. происходит неоправданное прекращение судебно-психологических исследований. Лишь в 60-е гг. возродились исследования по юридической психологии, и в юридических вузах страны было введено преподавание общей и судебной психологии. Появляется ряд исследований по судебной психологии, психологии допроса, исправительной психологии. В коллективном труде «Теория доказательств в советском уголовном процессе» (М., 1966, 1973) в главу «Процесс доказывания» был включен параграф «Психологическая характеристика познавательной деятельности в процессе доказывания», написанный профессором А.Р. Ратиновым.

В 1971 г. была проведена первая Всесоюзная конференция по проблемам судебной психологии. На съездах психологического общества СССР стала функционировать секция «Судебная психология».

Приоритетное развитие получили следующие проблемы:

1) Психологические аспекты противоправного поведения (криминальная психология);

2) Психологические аспекты следственной тактики;

3) Психология следователя;

4) Судебно-психологическая экспертиза;

5) Психология исправительной деятельности.

Понятие о характере.

В психологии понятие характер (от греческого charakter – печать, чеканка) означает совокупность устойчивых индивидуальных особенностей личности, складывающихся и проявляющихся в деятельности и общении, обусловливая типичные для личности способы поведения.

Знание характера человека позволяет со значительной долей вероятности предвидеть и тем самым корректировать ожидаемые действия и поступки. О человеке с характером нередко говорят: «Он должен был поступить именно так, он не мог поступить иначе – такой уж у него характер».

Есть шуточная типология: «Хороший человек с хорошим характером, хороший человек с плохим характером, плохой человек с хорошим характером и плохой человек с плохим характером». Эта шуточная типология говорит о том, что личность и характер – не одно и то же, они не совпадают. Характер относят к числу операциональных личностных свойств. От него больше зависит не содержание, а манера выполнения деятельности. Если направленность личности отражает, ради чего действует человек, то характер – это то, как он действует.

Характер нельзя отождествлять с темпераментом, и в то же время они тесно взаимосвязаны. Обычно принято считать, что последний представляет собой динамическую сторону характера.

Акцентуации – это крайние варианты нормальных характеров. Они могут порождать для их носителей некоторые проблемы и трудности. Но в отличие от психопатий акцентуированный характер не проходит «красной нитью» через всю жизнь. Обычно он обостряется в подростковом возрасте, а с повзрослением сглаживается. Черты акцентуированных характеров проявляются не в любой обстановке, а только в особых условиях. Социальная дезадаптация не наступает или бывает непродолжительной. При этом поводом для дезадаптации являются не любые ситуации, а только те, которые давят на место наименьшего сопротивления характера. Слабые места каждого характера надо знать, чтобы избегать неправильных шагов в отношениях с людьми.

Выделяются в основном следующие акцентуации характера (К. Леонгард, А.Е. Личко):

1) Истероидный (показной, демонстративный). Человек с таким характером старается любыми способами обратить на себя внимание. Для завоевания к себе внимания он не щадит ни сил, ни времени. Его девиз: «все внимание мне». Основным недостатком истероида является спад работоспособности на некоторое время из-за публичного поражения его самолюбия. Истероидность нельзя сводить к истеричности, которая проявляется у многих других типов характеров.

2) Неустойчивый. Человек с таким характером строит серьезные, грандиозные планы, но они часто не выполняются. У него глубокая потребность во внешнем жестком управлении поведением. Иначе говоря, ему нужна жесткая, властная «рука», которая бы регулировала его режим труда и отдыха. Человек с таким характером любит рискованную работу. Неустойчивый тип личности отказывается от лидерства, предпочитая исполнительские функции. Его девиз: «все за компанию». За компанию он может совершить и подвиг, и преступление.

3) Конформный. Конформизм – подсознательное соглашательство в условиях постоянства. Однако как только среда меняется, он становится воинствующим консерватором и теряет надолго свои замечательные качества. В постоянной среде это человек очень общительный, добродушный; его любят окружающие. В отличие от неустойчивого типа обдумывает каждый свой шаг; не любит риска, реорганизации и перемен. Он хотел бы, чтобы все текло, как вчера и позавчера.

4) Гипертимный. «Гипер» означает сверх, «тиме» – себя (интимный – в себе, гипертимный – сверх себя). Если со стороны посмотреть на такого человека, то кажется, что он может горы сдвинуть. Ему присущи неиссякаемая энергия, заразительный энтузиазм. Его девиз: «все по плечу». Он редко бывает в печальном состоянии: много шутит и смеется, почти не реагирует на незначительные обиды, косые взгляды, тонкие намеки. Однако если ему прямо в глаза высказаны обиды, он «закипает», возмущается 20–30 мин очень бурно, а через час уже обнимает обидчика. Он не злопамятен. У такого человека независимый характер, он не нуждается ни в чьей опеке. Сам оценивает и уверен в правильности своей оценки. В отличие от истероида (который ждет публичной похвалы за хорошо выполненную работу) гипертим всегда доволен своей работой, не ожидая ничьей оценки. Это упорная натура, его трудно переубедить. Основной его недостаток – быстрая перемена интересов.

5) Циклоидный. В основном этот тип характера такой же, как и гипертим. Однако гипертимная основа этого типа характера прерывается цикличностью психологической деятельности. Фазы спада называют часто «черными неделями».

6) Лабильный. Сходен с гипертимным. Однако спады здесь носят не циклический, а календарный характер. Такие спады часто образуются в случайные моменты времени по слабо мотивированным поводам. Человек с лабильным характером делит коллектив на «друзей» и «врагов». (Одни крайности – середины нет.) Говорят, что если друг лабильный, вы – счастливчик:
он ничего не пожалеет для друга. С «врагами» он холоден, суров, придирчив. Старается от них поскорее избавиться. Его девиз: «друзья» и «враги».

7) Сенситивный. Чувственный тип характера. Сильно развита впечатлительность. Поэтому человек строит «хрустальную» модель всего происходящего и всякая логика такой модели впоследствии вызывает большое психологическое напряжение и страдания. Ему кажется, что он не такой, как все. Он предъявляет к себе и другим очень высокие требования и часто из-за этого выглядит «белой вороной». Очень раним, психика его слабо защищена. Крайне разборчив в выборе друзей, не любит интенсивного общения.

8) Психастенический. Он формируется на слабой («астено») психике (флегматик-меланхолик). Все реакции у него имеют малую амплитуду. Его трудно вывести из себя, у него удивительное упорство. Он талантлив в мелкой, кропотливой работе. Его девиз: «никто, кроме меня». Недостатки: полная нерешительность, боязнь ответственности, самоанализ без ограничения.

9) Шизоидный. Скрытный. Никакого отношения к шизофрении не имеет. Обладает замечательными организаторскими способностями. Рано присваивает право командовать другими (в детском возрасте). Его девиз: «только власть».

10) Эпилептоидный. «Бесчувственный». Никакого отношения к болезни эпилепсии не имеет. Действия такого человека часто граничат с жестокостью. Обладает замечательными творческими способностями, постоянно развивает свой интеллект. Девиз эпилептоида: «мне все можно».

Социальное отклонение

Термин «социальное отклонение» обозначает поведение индивида или группы, которое не соответствует общепринятым нормам, в результате чего эти нормы ими нарушаются. Социальные отклонения могут принимать самые разные формы. Преступники из молодежной среды, отшельники, аскеты, закоренелые грешники, святые, гении, художники-новаторы, убийцы – все это люди, отклоняющиеся от общепринятых норм, или, как их еще называют, девианты.

При рассмотрении отклоняющегося поведения различают, во-первых, поведение собственно девиантное (от позднелат. deviatio – отклонение) и, во-вторых, поведение деликвентное (от лат. delingues – правонарушитель) – преступное, криминальное. Деликвентное поведение опаснее для общества, чем девиантное. Однако субкультурные ценности девиантных групп могут реабилитировать преступника в своих глазах.

Выделяют два идеальных типа отклонений: 1) индивидуальные отклонения, когда отдельный индивид отвергает нормы своей субкультуры; 2) групповое отклонение, рассматриваемое как конформное поведение члена девиантной группы по отношению к ее субкультуре.

В реальной жизни девиантные личности строго разделить на два указанных типа нельзя. Чаще всего эти два типа отклонений взаимопересекаются.

Процесс становления личности девианта помогает понять концепция первичного и вторичного отклонений (X. Беккер). Под первичным отклонением подразумевается отклоняющееся поведение личности, которое в целом соответствует культурным нормам, принятым в обществе. В данном случае совершаемые индивидом отклонения так незначительны и терпимы, что он социально не квалифицируется девиантом и не считает себя таковым. Девианты остаются первичными до тех пор, пока их действия укладываются в рамки социально принятой роли.

Вторичным отклонением называют отклонение от существующих в группе норм, которое социально определяется как девиантное. Личность при этом идентифицируется как девиант. Иногда в случае совершения даже единственного отклоняющегося действия (изнасилование, гомосексуальная связь, употребление наркотиков и т.д.) либо ошибочного или ложного обвинения к индивиду приклеивается ярлык девианта. Но стоит ему только получить ярлык девианта, это сразу же приводит к прерыванию многих социальных связей с группой и даже к изоляции от нее. Таким образом, вторичное отклонение может перевернуть всю жизнь человека. Создаются благоприятные условия для повторения акта отклоняющегося поведения. После повторения проступка изоляция еще больше усиливается, начинают применяться более жесткие меры социального контроля и лицо может перейти в состояние, характеризующееся постоянным отклоняющимся поведением.

Отклоняющееся поведение всегда оценивается с точки зрения культуры, принятой в данном обществе. Эта оценка заключается в том, что одни отклонения осуждаются, а другие одобряются. Например, странствующий монах в одном обществе может считаться святым, в другом – никчемным бездельником.

Относительно определения причин отклонений существуют различные теории.

Представители теории конституционных типов (Ч. Ломброзо, Э. Кречмер, В. Шелдон) предполагают, что определенные физические черты личности предопределяют совершаемые ею различные отклонения от норм.

Психоаналитическая теория (З. Фрейд) понимает отклоняющееся поведение как результат неосознаваемых внутриличностных конфликтов, рожденных столкновением природных инстинктов личности и норм культуры.

Авторы социологизаторских концепций (Д. Ватсон) полагают, что в поведении человека нет ничего врожденного и все его действия, поступки – это продукты внешней стимуляции. Согласно концепции социальной реорганизации (Т. Шибутани) отклоняющееся поведение объясняется социальными изменениями, в результате чего прежние стандарты теряют свое значение, из-за чего дезорганизуется жизнь общества: одни люди стараются придерживаться старых норм и ценностей, другие ориентируются на вновь появляющиеся ценности и нормы как общесоциальные, так и групповые. Выделяется три типа отклоняющегося поведения: 1) конформное (приспособительное к требованиям эталонной группы); 2) импульсивное (поведение под сильным возбуждением вопреки собственным стандартам); 3) компульсивное (принудительное, например, под воздействием сильных оскорблений или наркотиков как защитная реакция).

В соответствии с культурными теориями социальных отклонений индивиды становятся девиантами как результат неудачных процессов социализации. Когда процессы социализации успешны, индивид сначала адаптируется к окружающим его культурным нормам, затем воспринимает их так, что одобряемые нормы и ценности общества или группы становятся его эмоциональной потребностью, а запреты культуры – частью его сознания. Ошибки индивида редки, и всем окружающим известно, что они не являются его обычным поведением.

Одним из важнейших факторов обучения моральным ценностям и поведенческим нормам служит семья. Многочисленные исследования молодежной преступности показали, что около 85% молодых людей с отклоняющимся поведением воспитывались в неблагополучных семьях. Выявлено пять основных факторов, определяющих семейную жизнь как неблагополучную: сверхсуровая отцовская дисциплина (грубость, самодурство, непонимание); недостаточный материнский надзор (равнодушие, беззаботность); недостаточная отцовская и материнская привязанность (холодность, враждебность); отсутствие сплоченности в семье (скандалы, враждебность, взаимная неприязнь). Однако многочисленны также случаи проявления отклоняющегося поведения в совершенно благополучных семьях. Дело в том, что семья – это далеко не единственный (хотя и важнейший) институт в обществе, участвующий в социализации личности. Нормы, воспринятые с детства, могут быть пересмотрены или отброшены в ходе взаимодействия с окружающей действительностью, в частности, с социальным окружением.

В сложном, постоянно изменяющемся обществе, где нет единой и неизменной системы норм, многие из них, а также культурные ценности разных субкультур противоречат друг другу. Часто родители сталкиваются с такой ситуацией, когда воспитание ребенка в семье противоречит влиянию других социальных групп и институтов. Неизбежно происходят конфликты норм и ценностей. То, что говорят в семье детям, кажется неправдой, обостряется конфликт субкультур отцов и детей.

В отечественной психологии и криминологии считается, что отклоняющееся поведение не определяется «прирожденными механизмами», а обусловлено социально-психологи­ческими причинами, в том числе характером микросреды и групповых взаимоотношений, недостатками воспитания и т.д. Выделяются виды отклоняющегося поведения: агрессия, аномия, фрустрация. В подростковом возрасте отклоняющееся поведение может проявляться в форме: 1) эмансипации (стремление освободиться от опеки); 2) группирования (объединение со сверстниками); 3) увлечения; 4) влечения (проявления сексуальной активности, избирательной агрессии).

Когда нравственные нормы запрещают совершать некоторые действия, которые многие личности желают совершить, возникает другой феномен отклоняющегося поведения – нормы оправдания. Это культурные образцы, с помощью которых люди оправдывают осуществление каких-либо запретных желаний и действий без открытого вызова существующим моральным нормам.

Социальные отклонения играют в обществе двойственную, противоречивую роль. Они, с одной стороны, представляют угрозу стабильности общества, с другой – поддерживают эту стабильность. Успешное функционирование социальных структур можно считать эффективным, только если обеспечены порядок и предсказуемое поведение членов общества. Каждый член общества должен знать (в разумных пределах), какого поведения он может ожидать от окружающих его людей, какого поведения другие члены общества ожидают от него самого, к каким социальным нормам должны быть социализированы дети. Отклоняющееся поведение нарушает этот порядок и предсказуемость поведения. Поэтому общество будет функционировать эффективно, только когда большинство его членов будет принимать устоявшиеся нормы и действовать в основном в соответствии с ожиданиями других индивидов.

Однако отклоняющееся поведение является одним из путей адаптации культуры к социальным изменениям. Нет такого современного общества, которое долгое время оставалось бы статичным. Даже совершенно изолированные от мировых цивилизаций сообщества должны время от времени изменять образцы своего поведения из-за изменений окружающей среды. Взрывы рождаемости, технологические новшества, изменения физического окружения – все это может привести к необходимости принятия новых норм и адаптации к ним членов общества.

Криминальная психология


read-the-text-and-give-the-english-names-1-6.html
read-the-text-and-name-the-paragraphs-translate-the-text.html
    PR.RU™